прощай, оружие

Твой сын не такой, как был вчера

Чтобы расстаться с прошлым, спойте песню своего старого Я.

jВпервые я это попробовала на психотерапевтическом семинаре Макса и Элен Шупбах в Москве. Последний день. Тема: как детские сны влияют на жизненные мифы. Многое пройдено и многое случилось. Но скоро всё закончится, и мир, обыденный, привычный, вступит в свои права. Это как после хорошего фильма: выходишь из кинотеатра, вдохновенная, с ощущением изменившейся реальности и чувством другого себя. А потом походят часы, наступает следующее утро (тем паче, если утро понедельника), и от фильма, от всего того сильного, будоражащего переживания, остается что-то смутное, постепенно тающее, как мороженое в вазочке. Следы сиропа, сладкая жижа… Неужели это было со мной? И что меня тогда так сильно взволновало?

Увы, так бывает: ты проделываешь трудную внутреннюю работу, встречаешься с чем-то неизведанным, переживаешь инсайты. А потом просыпаешься на следующий день, а ты прежний. Словно и не было ничего. Тебя захватывает твоя старая идентичность. Это как прежняя кожа, ты слишком сросся с ней, чтобы она так легко от тебя отстала. Пусть и надоела изрядно, но есть в ней и что-то безопасное, родное.

Это и то, чем мы привыкли защищаться. Наше оружие. Пусть оно и давно морально и физически устарело. Привычка сильнее.

И вот в тот, последний, день семинара Макс и Элен предложили  от имени своего старого Я спеть свою привычную жалостливую песню. Такие довольно распространены, например, в американском кантри. Они предложили в качестве примера  знаменитую песню «Дом заходящего солнца», The House of the Rising Sun, народную американскую балладу, которую исполняли и The Animals, и Нина Симоне, и другие. Пусть не смутит красивая мелодия: там парень из несчастной семьи отправляется в тюрьму. Что-то вроде нашего, родного, из «Операции Ы»: «Не жди меня, мама, хорошего сына — Твой сын не такой как был вчера. Меня засосала опасная трясина, И жизнь моя вечная игра». Участники московского семинара вспомнили русские плакательные песни. А мне пришли в голову старинные цыганские романсы. «Как грустно, туманно кругом. Тосклив, безнадежен мой путь. А прошлое кажется сном. Томит наболевшую грудь. Ямщик, не гони лошадей. Мне некуда больше спешить. Мне некого больше любить. Ямщик, не гони лошадей.» Какая милая сердцу безнадега…

Смысл в том, чтобы всем сестрам раздать по серьгам. Раз моё   старое Я не хочет со мной расставаться, может оно еще не получило своего сполна. Может, не отвыло, не оплакало. Почему бы не дать ему такую возможность.

Каждый из нас сочинил свою жалобную песню от имени прошлого, уходящего себя. И это оказалось вполне эффективным упражнением. Во всяком случае, когда на меня нападает старая тоска, я довольно легко узнаю ее. И знаю, о чем мы можем вместе спеть, чтобы она получила своё и отпустила.

Можете попробовать тоже. Вспомните этого старого себя. Того, кому не везет, у кого что-то хронически не получается, кого преследует это неприятное настроение, кто давно хотел бы изменить свою жизнь, но никак не может. И пусть этот «кто-то» внутри напоет свои слова, наметит эту тоскливую мелодию. Запишите их. Прочувствуйте. Спойте.

Старая идентичность уходит, когда знает, что все долги заплачены. Когда ее песенка, и правда, спета.

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

На главную страницу

Еще в тему:
Моё новое Я
Оставить прошлое в покое
Сыграть со смертью

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *