как отважиться

Моё маленькое большое Я

Секрет личной гениальности

как отважиться

Автор Роберт Джанс

Почему я так часто не делаю то, что действительно для меня важно? И что особенно хочется? Именно то, что глубоко, сущностно значимо?
Почему обычно занимаюсь множеством разных серьезных (и не очень) дел, а что-то самое-самое, своё, про мечту, оставляю на потом?
Ну, да, если это так важно для меня, почему именно здесь я часто стопорюсь, не решаюсь и прячусь?
И если бы только я.
День ото дня я наблюдаю, как то же самое происходит у других людей. Ту дрожь, которая пробирает душу, подобно утреннему туману, когда в ней рождаются настоящие, глубинные «хочу». И ту же, почти фатальную невозможность сбыться. Решиться. Отважиться.
Разве это справедливо? Почему так? Если речь, может быть, идет о настоящем призвании?
Почему делать то, что подлинно хочется, особенно страшно?

гений4Может быть, потому что истинные желания живут глубоко в нас. Они – как та самая жемчужинка внутри раковины. Они связаны с нашим сокровенным Я. С каким-то нашим главным смыслом.
Вот и кажется, что потерпеть фиаско в столь деликатном деле, как настоящая мечта – это разрушиться. Утратить главную детальку в паззле. Потерять себя.
Поэтому лучше и не пробовать. Слишком страшно. Почти как умереть. Или без «почти» даже.
Вот и проходит день за днем. В делах. На автопилоте. И только тоска да тревога напоминают порой: что-то не так. Что самое важное – не делается. Какое-то слегка дурманящее щемящее чувство, как начинающаяся простуда – неуловимо беспокоящее to be or not to be. Но нет, пора спать. Ведь завтра на работу.

гений2Но есть способ. Если боишься себя потерять, есть смысл потерять себя с самого начала.
Перестать за себя цепляться, за это самое своё сокровенное Я. А то ведь получается довольно странная поза, когда сам за себя судорожно держишься. Что-то скрюченное такое. Неудобное. И неэффективное.
Не цепляться больше. А даже взять и просто себя бросить. Как писал об этом замечательный философ Владимир Бибихин (в книге «Узнай себя»). «Без рассуждений бросить себя на что-то такое, что безусловно право». Такой творческий акт.
«Самая большая полнота и яркость жизни ощущаются, когда мы преступаем границы обычной зацикленности на себе», — говорит психотерапевт Джон Уэлвуд.
Кто бы сомневался. Звучит красиво. Знать бы только как – преступить эти границы. И что делать со всеми своими блоками, барьерами. Со всеми своими «страшно», «невозможно» и «нереально». Со всей этой суетой сует, когда день за днем, и нет ничего нового под солнцем.
И как это вообще – бросить самому себя. И кем ты после этого будешь? И где потом осядешь пылью?
И на что тогда вообще опереться?
Что тогда лелеять внутри?
Ведь бросишь себя – ни с чем и останешься.
«Мы не можем разрушать одну систему, не имя другой вместо нее», — это еще и Ганди говорил.

На самом деле, такая система уже есть. Сейчас. И тому – и свидетельства полетов разных великих и не очень людей, которые рискнули сбросить кокон и расправить крылья. И наши собственные переживания, когда мы чувствовали Это. Когда вдруг расширялись горизонты. А вызывающий дрожь туман выпадал росой. И мир превращался в множество отражений. И мы вдруг переставали крючиться в нелепой позе и начинали дышать.
Эта система – моё Большое Я. Или, вернее, Нечто Большее, чем Я. Ведь каждый из нас – это нечто большее, чем я о себе думаю.

гений3На TED выложена любопытная лекция Элизабет Гилберт, автора книги «Ешь, молись, люби», с ее оглушительным успехом, фильмом вдогонку и пр. и пр. После этого выходили и другие ее книги, но уже без всякого фурора. Представляете, как ей нелегко сейчас? Как жить, когда тебе только 40, а ты вынужден осознать, что твой «величайший успех уже позади».
В общем, Гилберт решила, что джин в 9 утра – не ее вариант, и задалась вопросом, где бы ей найти поддержку, чтобы продолжать работать, писать, находить вдохновение и верить в себя. И ее поиск привел ее в Древнюю Грецию.
Жители этой удивительной страны (настолько удивительной, что для меня странно, как она такая могла существовать на самом деле) верили, что творческие способности не принадлежат человеку. Творческие способности — это божественные духи, которые они называли «даймонами». (В ХХ веке о тех же даймонах заговорил, кстати, Юнг). В Древнем Риме тоже признавали реальность подобных сущностей и называли их гениями.
Элизабет Гилберт поняла, что вера в даймонов спасает от самых разных творческих проблем. Если ваша работа слишком хороша, это гений был в ударе. Если что-то не удалось, значит гений оказался не на высоте.
Она приводит в пример музыканта Тома Уэйтса, у которого как-то брала интервью. Однажды он ехал по трассе в Лос-Анжелесе, и произошло то, что изменило его жизнь. – «Он ехал, и внезапно услышал крошечный фрагмент мелодии, — рассказывает Гилберт. — Фрагмент пришел ему в голову, как водится, неуловимый и соблазнительный, и Том захотел этот фрагмент. Он жаждал схватить его, но не мог. У не было ни ручки, ни бумаги, ни диктофона. Как обычно, он заволновался: «Я забуду, я утрачу это сейчас, и воспоминание об этой вещи будет меня преследовать вечно, я недостаточно хорош, я не могу это сделать». Но вдруг он не стал паниковать. Он остановил весь этот поток мыслей, и сделал нечто новое. Посмотрел на небо и сказал: «Простите, вы не видите, что я за рулем? Разве похоже, что я могу записать эту песню сейчас? Если вам в действительности так необходимо явиться на свет, приходите в более подходящий момент, когда я смогу о вас позаботиться. В противном случае, отправляйтесь беспокоить кого-то другого сегодня. Идите к Леонарду Коэну».
Так Том Уэйтс извлек гения из себя, где ему было совсем не удобно, и выпустил его туда, откуда он пришел. Ведь гений совершенно не должен быть внутри и мучить своего обладателя, — рассказала Гилберт.

гений5В русском языке есть слово, на мой взгляд, точно соответствующее этому процессу- отважиться. От-важиться — значит отделить себя от своего важного. Выпустить своё важное на свободу. Потому что там и есть его настоящее место, за пределами собственных границ.
«Есть такое модное слово сегодня «самодостаточность», которое я ненавижу», — сказал как-то режиссер Юрий Норштейн. Самодостаточность – это считать, что всё в тебе. Что ты ответственен за то, что тебе не принадлежит. Это скрюченная поза. Судорожные попытки контролировать своего гения-даймона. И паниковать, поскольку контролировать его невозможно.
«Творческое бессознательное находится не внутри человека, это поле, которое раскрывается вне человека», — говорит психотерапевт Стивен Гиллиген.
Как происходит такое раскрытие, описал в одной из своих сказок Сергей Козлов.
«Долго ли шел Ёжик, коротко ли, он вышел к морю.
— Здравствуй, море! — сказал Ёжик.
— Здравствуй, Ёжик! — сказало море.
И накатилась волна. «Пффф-ф!.. — ударила она в берег. — Шшшш…» — зашуршала по камушкам, отступая.
И Ёжик тоже сделал шаг вперед и сказал: «Пффф-ф!.. — и, отбежав немного: — Шшш-ш!..»
— Я на тебя похож, да?
— Очень! — сказало море. И снова ударило волной в берег.
Целый день Ёжик играл с морем: то подбегал к самой воде, то отбегал прочь.
Засыпая на песке под скалой, он поеживался, и ему казалось, что он тоже — маленькое море на четырех лапах.
«Пффф-ф!.. — бормотал он себе под нос. — Шшш-ш!..»
И подымал и опускал иголки».

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *