Куда пропала интуиция

Поцелуй старушку

slavek gruca

slavek gruca

Или где потерялся внутренний голос
Моя прабабка умерла незадолго до моего рожденья. Так что мне не пришлось ее целовать. А вот моей сестре пришлось. «Поцелуй старую бабушку, покажи, как ты ее любишь», — с умилением говорили ей взрослые. Сестра с ужасом смотрела на ее почерневшую кожу, всю в родинках. Древняя уже старушка, она казалась сестре похожей на обезьяну. Но ей ведь говорили, что это и есть любовь. А разве ребенок способен отказаться от любви. И она послушно касалась губами ее родинок, сглатывая избыточную слюну.
Так взрослые отучают детей понимать, что те чувствуют. Отлучают от самих себя. «Почему ты не ешь эту кашу, она же такая вкусная». А сам еле сдерживаешь отвращение. «Да нет, это совсем не страшно». А у самого сердце в пятках. И мы учимся прятать куда поглубже свои переживания и желания. И не доверять самим себе.
Или как у Энн Ламотт (читаю сейчас ее «Птицу за птицей»): «Если мы невинно спрашивали, почему мама плачет в ванной, нам частенько отвечали: мама вовсе не плачет, просто у нее аллергия. Или, например, спросишь, почему папа не ночевал дома. А в ответ говорят — папа ночевал, просто он вчера очень поздно пришел, а утром очень рано ушел на работу.
И ты киваешь, хотя и видишь, что они врут. Ведь взрослых лучше не злить и не расстраивать, а то кто же будет заботиться о тебе? Приставать к ним себе дороже — еще оставят без сладкого или запретят гулять. А вдруг и вовсе закуют в кандалы и сдадут в полицейский участок?! Вот так потихоньку мы учились глушить в себе голос, который подсказывал, что происходит на самом деле, и переставали ему доверять. Но теперь его необходимо воскресить в себе».
В результате, когда станешь взрослым, всё может получиться, как в анекдоте. Приходит мужчина домой, а в кровати его жена с лучшим другом. Тот, совершенно голый, вылезает из-под одеяла и говорит: «Старик, прежде чем ты что-то скажешь, признайся, кому ты больше веришь, мне или своим глазам».
vibor2Напоследок — еще одна история про поцелуи противных старушек. Ее рассказал в своей книге Игорь Губерман, а ему — поэт Сергей Давыдов. «Однажды в нежном возрасте (много лет тому назад) привезли они свою дочь в Комаровo и стояли на лужайке — гуляли. Подошла к ним шедшая к кому-то в гости Анна Андреевна Ахматова, пожаловалась вскользь на кашель и насморк по осенней погоде, а маленькую дочь их — наклонилась и поцеловала. А уже по детскому саду знала многоопытная дочь, что простудой можно запросто заразить человека, и тогда прости-прощай прекрасные прогулки по свежему дачному воздуху. И к ужасу родителей воскликнула крошка гневно:
— Ты зачем меня поцеловала, сопливая старуха?
Тут ее поволокли, конечно, в дом, надавали шлепков и в угол поставили, объясняя попутно, как все любят и почитают Анну Ахматову, и какой это ужас и невоспитанность — такое говорить такому человеку. Но через час решили, что повоспитали достаточно и отпустили снова погулять. И, как назло, возвращаясь домой, появилась величественная Анна Андреевна. Решив наладить отношения, бедняга-дочь ей громко закричала:
— Анна Лохматова, я тебя прощаю!
И девку снова потащили на правеж».


Светлана Гамзаева психолог Нижний Новгород #пряностидуши

На главную
Еще в тему:
Чувства как неопровержимый аргумент
Дверь, предназначенная только для тебя
На что опереться внутри
Ангел внутри

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *