многоликие субличности 

Тысяча и одно Я 

Принять себя  — значит найти внутри то особое место 

Счастье — это когда себя принимаешь. Вот только принятие себя — большая загадка. 

Человеческое “ Я” похоже на многоликую компанию из самых разных персонажей. Из родителей, детей, менторов, критиков, философов, менеджеров, пожарных, докторов, мечтателей, художников, домохозяек, неясных сущностей, супергероев и надоевших злодеев. Все они могут отстаивать совершенно разные наши потребности и некоторые из них плохо уживаются друг с другом. Так что когда мы говорим о принятии себя — то возникает вопрос, которого?  

*ψ 

тысяча и одно яКак быть, когда
кто-то один внутри (ответственный) требует взяться, наконец, за ум и сделать давно отложенное дело,
другой (робкий) сжимается от необходимости это делать,
третьему (бывалому) это просто скучно и вообще не нужно, потому что всё суета сует,
четвертый (беспокойный) вспоминает, что хорошо бы заняться взамен чем-то не менее важным,
пятый (гедонист) мечтает просто полежать и почитать или съесть что-то вкусное, шестой…
Может быть, обойдемся без шестого? Хотя бы пять. Кого из них принять?
Чью точку зрения?
И делать ли тогда то самое отложенное дело? Или все-таки нет? 

*ψ 

Нет, вы не сошли с ума — когда обнаруживаете внутри себя разных персонажей. Каждого из них когда-то создавали вы сами. Так делает каждый из нас, собирая их из реальных людей и фантазий. Это результат нашего уникального душевного творчества.
Официально в психологии они называются  субличностями. Первым их ввел в обиход основатель психосинтеза Роберто Ассаджиоли. И, как настоящий итальянец, предложил начать с ними знакомиться и беседовать. Представить их сидящими вокруг костра, например. Правда, рассадить их там бывает непросто. 

*ψ  

Ведь одних только внутренних детей у нас — целая стая. 

* беспризорники — бесприютные и неухоженные, тайные саботажники, хулиганы, чумазые, но свободные, и потому непредсказуемые, 

* хорошие мальчики или девочки, переминающиеся с ноги на ногу, в меру улыбчивые (девочки с бантиками, мальчики аккуратно причесаны), знающие, как понравиться и поступать правильно,

* изможденные своими тяжкими переживаниями и одиночеством дети с темными кругами вокруг глаз — капризные, кричащие младенцы, вечно чего-то требующие,  голодные и никогда не насыщающиеся, нарушающие нашу внутреннюю гармонию, то и дело стремящиеся захватить нас своими невыносимыми чувствами, особенно страхом и стыдом, боящиеся темноты, больших собак, злых взрослых, закрытых дверей, замирающие от ужаса,

*наши золотые дети, те, что купаются в звездной пыли, творческие, веселые, мечтающие, изобретательные фантазеры, бегущие босиком по мягкой траве, обожающие закрытые двери и вообще всякие секреты, больших собак, маленьких собак  и вообще всякую живность, открытые всему новому, сообразительные, смешливые, непосредственные, спонтанные.

* заколдованные дети. Пока нами не узнанные, обитающие в глубоких подземельях, в холодных темницах, очарованные  Снежной Королевой, раненые в глаза, с ледяными сердцами, с кровоточащими сердцами, тайно нуждающиеся в спасении, в исцелении, в горячих слезах Герды, в случайном поцелуе Царевича, с солнечном свете  — а пока дающие о себе знать чем-то пугающе неясным внутри. Их можно узнать в те часы, дни, недели, когда внутри что-то не так или не так снаружи, что-то не складывается, не сбывается, не срастается, срывается, или когда и утро —  не утро, и вкус  — не вкус. 

Как же принять себя, когда себя так многообразно и много?  

*ψ 

Это как принимаешь в своем доме гостей.
Прежде всего, для этого нужен ДОМ.
Нужно место внутри, куда можно войти.
Войти — уже потом. Сначала — именно создать внутри МЕСТО. Как поляна в лесу. Как особая комната в замке. Как дом, где всё можно расставить, как хочется. Где стены, правда, помогают. И всё, как нужно.
Когда есть внутри это гостеприимное пространство для всего, что будет приходить, значит есть и принятие.
Это когда что-то вроде “добро пожаловать” на входе. Дверь, стены, окна, как полагается. Уютная обстановка внутри. Угощение, то самое, что как раз хочется. Печка. Или централизованное отопление, не суть, главное — тепло. И прозрачная вода, чтобы умыться с дороги. И попить.

*ψ 

работа с субличностями

«Ужин в Эммаусе» Караваждо , знаменитое полотное о священном гостеприимстве

Гостеприимство священно. У разных  народов гостеприимство искони почти сакральный ритуал. 

Вот и принятие себя — это прикосновение к чему-то священному тоже.  

Важно, что все эти разные части внутри нас — именно гости. Мы и встречаем их как гостей. Они не должны вести себя как хозяева. Хозяин тут кто-то другой.. 

Не ваши внутренние дети, не ваши внутренние родители, не иные взрослые, не переживания, не мысли, нет.

Это тот Вы, Кто Знает, Как На Самом Деле. Хранитель Внутреннего Тепла. Носитель Мудрости. Ваше Большее Я. Или Нечто больше, чем Я. Он уже здесь, прямо сейчас. Он есть всегда здесь, внутри. Просто не всегда о нем помнится. Не всегда верится. Не всегда чувствуешь эту важную связь. Его можно почувствовать, положа руку на сердце. А может быть, на солнечное сплетение. Или обхватив себя руками, как можно крепче.  Он там, внутри, в теле, неуловимый, неясный и в то же время готовый к контакту. Он там, откуда в нас приходит сила, знание, спокойствие. И ощущение дома.

*ψ 

Это не всегда удается ощутить прямо сейчас. Когда приходится переживать  трудные и страшные вещи, мы забываем это чувство Большего Я внутри. Когда мы встречаемся с чем-то неприемлемым в своей жизни — мы забываем, что такое Принятие. Кто-то, кто давно не был дома у самого себя, может быть всю жизнь, мог забыть, что туда можно вернуться прямо сейчас.

Но это то, что можно вспомнить каждый. Иногда для этого нужно время. Или хороший друг. Или психотерапия. 

Это пространство, которое может приютить всех своих. Всю разношерстную компанию себя. 

*ψ 

Пусть заходят все, кто ступил на порог, кто постучался. Даже те, кого не хочется видеть и знать. Даже страхи, и стыд, и чувство никчёмности, и тревога, и эта грусть сейчас.

Гости не приходят надолго. Они заявляются кто на минуту, кто на подольше. Кто просто заглянуть, кто рассказать историю, кто перекусить, кто погреться, кто переночевать. А потом отправляются дальше в дорогу.

Когда они чувствуют себя принятыми, когда ловят это гостеприимство, это радушие, это доброжелательное любопытство к себе, никто не стремится остаться здесь жить. Гость — это тот, кому рады. Гость — это тот, кто скоро уйдет. 

Когда внутри есть это  гостеприимное пространство, диалог внутренних персонажей течет как река. Никакие чувства не застревают. Злость переходит в грусть, грусть — в успокоение, успокоение — в радость. Дети находят свои игрушки и вкусняшки. Компании спорщиков превращаются в команды единомышленников.  

Как в Караван-Сарае в “Тысяче и одной ночи” странники рассказывают свои страшные, смешные, загадочные истории, чтобы отправиться дальше.

*ψ 

Наше Я — это не кто-то. Это скорее Где-то. Это Место, куда всегда можно прийти. И снова в дорогу. 

И каждый из нас  — это не одна история. А бесконечное собрание разных, Тысяча тысяч дней и ночей. Сплетающихся в клубок и расходящихся в тропки. По которым бредут и бредут караваны себя. 

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Похожее:

Мы не избавимся от своих тараканов

Поиск клада собственной души 

Работа с внутренним критиком 

Внутренние демоны: стратегия мирного сосуществования 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *