Мотив вместо мотивации

Песня, способная уберечь
от самого страшного

или Чего не знала Красная Шапочка

Есть мотив, пронизывающий всю жизнь
Мераб Мамардашвили

music4У каждого человека есть собственная, только его, песня, которая звучит где-то в глубине души. Карл Роджерс по-американски технично назвал ее самоактуализирующейся тенденцией. Что бы в твоей жизни ни случалось, в тебе есть что-то, что требует, чтобы ты осуществился, раскрылся, был.
Эту песню еще зовут призванием. Потому что когда она звучит внутри, то она, и правда, куда-то зовет. Не то чтобы громко, но как-то сильно, потому что берет за душу. И может вызывать спокойствие и радость, а может тревогу или тоску. В зависимости от того, насколько близко к своему мотиву мы живем, или, наоборот, насколько далеко отстранились от чего-то важного внутри.
Ну, а отчаяние – это состояние, когда твоя собственная песнь почему-то сейчас тебе совсем не слышна. И это мучительное, но всегда временное, преходящее состояние, потому что внутренняя глухота не может длиться слишком долго, тем более – вечно.

music2Это песня о том, зачем я здесь, кто я и какой на самом деле. Она проявляется в каких-то знаковых событиях нашей жизни. В те моменты, когда мы совершаем именно свой Поступок. Это совсем не обязательно подвиг, для других людей он может казаться совершенно обыденным действием. Другим это может даже показаться какой-то мелочью. Но зато вы чувствуете в тот момент, что происходит что-то важное.
Если эта песня оказывается неуслышанной, она заставляет нас болеть и попадать в неприятности. Она постоянно звучит там, внутри. Но не всегда бывает слышной. Тут многое зависит от того, на что настроен наш внутренний радиоприёмник. Какие глушилки мы можем включать. Что предпочитаем вообще слушать. И слушаем ли вообще.
Порой нам сложно ее поймать, потому что об этой песне часто забывали наши родители и уж совсем не помнили учителя. Но о ней хорошо знают в тех местах, где люди не утратили связь с природой. Например, на острове Того.
Вот как об этом рассказывает психотерапевт Роберт Дилтс: «На тихоокеанском острове Того, когда рождается ребенок, деревенские женщины исполняют ритуал по отношению к новоявленной матери: вместе с ребенком их отводят в лес и там рассаживаются вокруг новорожденного духа. Они сидят рядом с ребенком, ощущая уникальный дух этой новой жизни, и затем, в какой-то определенный момент одна из них вдруг издает музыкальный звук. Другая женщина присоединяется к нему, потом следующая, и так происходит совместное рождение песни для этого младенца. Песня полностью уникальна и предназначена только для него.
На протяжении всей его жизни, в дни рождения и другие ритуальные даты, женщины собираются вместе и поют эту песню, чтобы напомнить ему о том, кем он является на самом деле… И когда человек умирает, сообщество поет ему эту песню в последний раз, и больше ее никогда не запоют снова».

music3Ну, разве не удивительно знать, что есть песня, которая звучит только пока ты жив. Что она никогда не пелась раньше, пока тебя не было. И никогда больше не зазвучит после того как ты уйдешь. И что она уникальна и в чем-то главном совсем не похожа на песни других людей.
Это ее спела как-то Вирджиния Сатир:
«Я — это я.
В целом мире нет человека точно такого же, как я.
Конечно, есть люди чем-то похожие на меня, но нет ни одного человека, полностью повторяющего меня…»
Так начинается ее знаменитая «Декларация самоценности». Однажды 15-летняя девочка спросила ее в письме, как подготовиться к полноценной жизни. И Вирджиния Сатир ответила ей своей собственной песней.
«…Все, что исходит от меня, это исключительно мое, потому что это мой выбор.
Мне принадлежит все, что во мне есть: мое тело и все его движения, мое сознание, включая все мысли и идеи, которые через него проходят.
Мои глаза и то, что они видят, мои чувства, какими бы они ни были, — злость, радость, раздражение, любовь, разочарование, восторг. Мой рот и все слова, которые он произносит, будь они вежливые, милые, правильные или жесткие и неправильные.
Мой голос, мягкий или грубый, и все мои поступки, направленные как на меня, так и на других.
Мне принадлежат мои триумфы и успехи, ошибки и неудачи.
Поскольку я вся принадлежу себе, то могу очень близко узнать себя и таким образом подружиться с собой, полюбить себя и все составляющие меня, и поэтому я могу направить все свои действия в русло своих интересов.
Я знаю, что меня не устраивает, также знаю, что есть что-то, чего я о себе не знаю.
Но я же себя люблю и поэтому могу смело действовать, чтобы изменить то, что меня не устраивает, а также пытаться узнать то, чего я не знаю.
Я — это я в независимости от того, что я говорю, как поступаю, как выгляжу, что я думаю и чувствую.
Все это только мое, и это отражает мое положение в данный момент времени.
Когда я обдумываю, как я выглядела, что говорила, что делала, что думала и чувствовала, я могу отбросить то, что мне не нравится, оставить то, что меня устраивает, заменив отброшенное чем-то новым, более подходящим.
Я могу слышать и слушать, говорить и делать.
У меня есть все возможности для того, чтобы быть близкой и полезной другим людям.
Все для того, чтобы разбираться в мире людей и вещей, окружающих меня.
Я принадлежу себе, поэтому я могу сама себя создавать.
Я — это я.
Со мной все в порядке».

muzik5Такая песня совсем не связана с тем, что ты делаешь или что о тебе думают. Это не резюме при устройстве на работу под названием «жизнь». И не документ лояльности другим и миру. Это что-то важнее и глубже. Пусть порой всего лишь неясное телесное чувство. Ощущение тепла в животе или груди. «Я есть, сейчас, здесь». Пусть неуловимое состояние, но то, которое не спутаешь ни с каким другим. Потому что в этот самый миг там, внутри, в груди или животе, происходит какая-то важная сцепка. Что-то резонирует и начинает словно звучать…
А еще эта песня способна уберечь нас от самого страшного. От наших собственных демонов – наших теневых сторон. Ведь эта песня и о них тоже. И поэтому способна их приручить.
У Дональда Калшеда есть история об одной своей пациентке, которой в ее исцелении помогали индейские сказки. Особенно она любила «Злой волк» Вильгельмины Харпер.
Маленькая девочка живет с мамой на опушке леса, в которой обитает злой волк. Однажды девочка вышла погулять. Она поет, собирает цветы и не замечает, что ушла далеко от дома. И, конечно, ее замечает волк. Он хочет ее съесть, как же иначе, но оказывается странно очарован ее песней. И прежде чем наброситься на нее, просит спеть еще раз. Она поет, он засыпает. Она пытается уйти, не прекращая пения. Он, перестав слышать песню, просыпается, гонится за ней. Она поет снова. И опять бежит к дому, когда он засыпает. И еще, и еще раз. Пока не добегает до своего домика и не запирает дверь.

MusicИменно за этой песней и приходят к психологу и на психотерапию. Вначале может казаться, что специалист сейчас споет мне про самого себя. Но потом оказывается, что это может быть только мой собственный мотив. Неповторимый и удивительный. И никто другой его не знает, кроме меня. А психолог – он лишь может помочь мне ее найти, эту песню, там — внутри. Просто став внимательным и отзывчивым ее слушателем. И порой тихонько мне подпевая.

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Похожее:

Обыкновенное чудо меня

Как доверять своему вкусу

Сопричастье и сейчастье

Радость умеет дышать

Станцуйте свою проблему

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *