мышка vs мишка

Почему малые изменения важнее, чем большие

малые изменения

фото Вячеслава Мищенко

То, что по-настоящему способно изменить жизнь, обычно выглядит незначительным. Экая мелочь — чья-то улыбка, фраза, взгляд, телефонный звонок, кленовый лист на мокром асфальте. Ну, да, даже он, почему нет. В это трудно поверить, но незначительные вещи и маленькие робкие шаги способны привести к большим переменам, нежели большие.

Мы не привыкли такое ценить — мелочевку. Наш мир заражен грандиозностью. Мы ведем свои личные книги рекордов Гиннесса, заполняем галочками объемные гроссбухи. Мой самый счастливый день, самая сильная страсть, самая удачная находка. Хотя счастье, страсть и успех вяжется малыми, почти незаметными узелками. Этакая мелкая золотая сеточка.

 

малые измененияУповая на большое, мы забываем о самом главном свойстве самих себя и мира вокруг. О хрупкости. Каждый день, каждый миг мы находимся в хрупком равновесии. И не хотим даже думать о том, что равновесие хрупкое. Придумываем себе стабильность. Уповаем на придуманную стабильность. Хотим продлить эту видимую безмятежность.
Но мир вокруг нас настолько подвижен, что уже легкое дуновение приводит к качке. И тут совсем не нужен сильный ветер перемен, тем более, буря. Поскольку буря и сильные ветра вызывают в системе обратные процессы, стремящиеся систему стабилизировать. Что-то большое и сильное, конечно, встряхивает. Но что в результате? Наша психика, весь наш организм начинает работать в авральном режиме. Свистать всех наверх. Команда мобилизуется, все силы направляются на сохранение гомеостаза. То есть статус кво.
А вот легкое покачивание привносит мягкое сочетание новизны и гармонии.
Малые изменения не кажутся опасными там, внутри. Благодаря своей незначительности. Иногда мы попросту не замечаем их.

малые измененияПеремены ведь легче не замечать. Потому что обычно мы только декларируем, что хотим чего-то нового от себя. А в глубине души совсем не желаем меняться. Мечтая, строя планы, что-то предпринимая, мы надеемся, что всё останется по-прежнему. Как сказал Ричард Фарсон, «в психотерапевтической практике мне постоянно приходится иметь дело с фундаментальным парадоксом: пациент выражает готовность к переменам, но при этом большую часть времени сопротивляется им».
Ведь измениться – значит разрушить своё представление о самом себе. И эта перспектива воспринимается обычно для личности как угроза.
Вот люди и не готовы замечать новое, пока не уткнутся в него носом.

малые измененияА глубинная тайна жизни в том, что изменения происходят каждый день. И для них не нужны большие усилия. Наоборот, достаточно легкого, сдувающего пушинку пфф. Как выдох – отпускающий, без напряжения.
Психолог Курт Левин – общепризнанный классик теории изменений. Он сказал: «Достаточно малой вещи, чтобы воспроизвести изменения, так как всё существует в равновесии».
В естественных науках этот феномен хорошо известен как эффект бабочки, описанный физиком Эдвардом Лоренцом: в хаотической системе незначительные перемены могут иметь значительные последствия, только мы не можем знать, где и когда они произойдут.
А наша психика, как бы мы ни пытались ее объяснить – хаотичная система. (Не будем строить иллюзий.) Точно также как хаотична окружающая нас жизнь.
Интересно, что задолго до открытия Эдварда Лоренца Корней Чуковский написал «Путаницу». Помните, там всё перевернулось и пошло наперекосяк. Настолько наперекосяк, что загорелось море. Все попытки потушить его серьезными традиционными способами не срабатывали. Но «тут бабочка прилетала, крылышками помахала, стало море потухать — и потухло».
Или есть еще загадочная русская сказка «Курочка Ряба». Наверное, самая короткая русская сказка, своей парадоксальностью похожая на коан дзен. Дед бил золотое яйцо, баба била, а мышка пробежала, хвостиком махнула… Мышки в наших сказках – вообще частые носительницы значимых перемен. А не мишки, что, казалось бы, логичнее. И в этом парадоксе спрятана важная мудрость.

малые изменения

…Это неясное чувство горошинки (художник Edmund Dulac)

О силе малых шагов пишет французский психотерапевт, основательница психогенеалогии Анн Анселин Шутценбергер. В ее клинической практике собрана необычная антология исцелений, когда человек обращается к какому-то травмирующему событию, случившемуся с его дедом или прабабушкой, например, и уже этот внимательный взгляд вглубь собственного рода (всего лишь честный и пристальный взгляд!) приводит к значимым изменениям его жизни к лучшему.
Или есть еще удивительный психотерапевт Юджин Джендлин, автор теории и практики фокусирования. Он первый рассказал о важности неясного телесного ощущения. Которое рождается где-то в глубине, пока тихое, робкое, но несущее для человека важные знания о нем самом. Организм словно предвосхищает грядущие перемены. И это предчувствие приходит в виде неясных телесных сигналов. Мы осторожно обращаемся к ним, и нам открывается новая мудрость. Что-то отпускает, где-то созревает решение… Причем в психотерапевтической работе на пути к этим переживаниям важны именно малые шаги, говорит Джендлин. А изменения, которые происходят, часто даже не заметны или почти не заметны. И должно пройти время, прежде чем эти созревшие в тишине перемены отчетливо себя проявят.
Джендлин, Анселин Шутценбергер – кто еще? Я давно собираю эту странную коллекцию – свидетельства важности маленьких шагов. Например, Леонид Кроль, делится секретом, как вести себя в напряженных переговорах. Идет трудный диалог, вам сложно донести до собеседника свое мнение, вас не слышат, вы чувствуете, как  нарастает напряжение, так что хочется повысить голос, перебить, проявить власть – и тем самым лишь усилить напряжение беседы. И что же советует Кроль? «…Пошевелите незаметно и одновременно мизинцами обеих рук. Чтобы обрести еще больше гибкости, добавьте к этому и мизинцы ног. Ловкость и гибкость уже с вами? Тогда зачем кричать и нагнетать напряжение? Ведь так поступают только люди с комплексом скрытого неудачника», — говорит он.

малые изменения

те самые мадленки

Или есть знаменитый эпизод у Марселя Пруста. Его герой Сван всего лишь пьет чай с пирожным мадлен. «…В то самое мгновение, когда глоток чаю с крошками пирожного коснулся моего неба, я вздрогнул, пораженный необыкновенностью происходящего во мне. Сладостное ощущение широкой волной разлилось по мне, казалось, без всякой причины. Оно тотчас же наполнило меня равнодушием к превратностям жизни, сделало безобидными ее невзгоды, призрачной ее скоротечность, вроде того, как это делает любовь, наполняя меня некоей драгоценной сущностью: или, вернее, сущность эта была не во мне, она была мною. Я перестал чувствовать себя посредственным, случайным, смертным. Откуда могла прийти ко мне эта могучая радость? Я чувствовал, что она была связана со вкусом чая и пирожного, но она безмерно превосходила его, она должна была быть иной природы. Откуда же приходила она? Что она означала? Где схватить ее? Я пью второй глоток, в котором не нахожу ничего больше того, что содержалось в первом, пью третий, приносящий мне немножко меньше, чем второй. Пора остановиться, сила напитка как будто слабеет. Ясно, что истина, которую я ищу, не в нем, но во мне».
«Стоит мне что-нибудь проглотить, как тут же происходит что-нибудь интересное», — сказала Алиса в стране чудес. Запахи, текстура ткани, шепот, мягкое шуршание, потрескивание, шелест страниц, дуновение, легкое прикосновение… какое-то новое, почти неуловимое ощущение в теле… что-то, мелькнувшее в боковом поле зрения.
Как не забывать помнить важность тонких событий, неясных сигналов? Ценить их? Казалось бы, нет ничего проще, если бы это не было так сложно.

 

малые изменения

Йеллоустонский парк

Есть еще история про волков. В 1995 году в знаменитом Йеллоустонском национальном парке США были выпущены на волю четырнадцать волков. Волки не водились в парке до этого 70 лет. Главными его обитателями были олени. Они безнаказанно пожирали всё, что зелено и растет, при этом размножаясь в геометрической прогрессии. Четырнадцать волков вряд ли представляли реальную угрозу для такого множества оленей. Но тем не менее, появление хищников заставило оленей быть скромнее и умерить свои аппетиты. В парке постепенно стала возрождаться растительность. За шесть лет количество деревьев увеличилось в пять раз. Благодаря этому в парк пришли бобры, которые стали строить из деревьев плотины. Так в реках появились заводи, а в них завелась рыба. А с нею – ондатры и утки. Волки оказались естественными врагами шакалов. И в парке увеличилось число зайцев и мышей. Это привлекло ястребов, лис и хорьков. В парк пришли медведи, которые любят доедать волчьи объедки. Благодаря деревьям, стабилизировались русла рек, прекратилась их эрозия. В общем, изменился весь биоценоз этого пространства, парк ожил. И благодаря всего лишь 14 волкам.

малые изменения

Автор Андрей Павлов


У самых невзрачных и обыденных действий могут быть удивительные последствия. А могут и не быть. Потому что не в последствиях суть. А в том, что есть вы и что вы это сейчас просто делаете, и всё. Делаете что-то пусть маленькое, но своё.
Как сказал Ганди, то что вы сделаете, всегда будет незначительным. Но если вы этого не сделаете, это не сделает никто.

 

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Похожее:

Чарли Чаплин маст дай

Моё маленькое большое Я

Сбежать от проблем

О пользе психологической капитуляции

Просто начните

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *