оставить поражению шанс

Невидимые нити событий

Положите неудачу на полку и дайте ей хорошенько настояться

неудача это шансТрудно представить, какими чудесами могут обернуться для нас наши неудачи. Надо только дать им шанс. Не выбрасывать их как мусор с глаз долой, а дать им свое место — оставить где-нибудь и забыть до поры. А вдруг пригодится.
Как, например, это случилось с физиком Майклом Фарадеем. Человеком, который в 19 веке перевернул человеческие представления о мире и создал разные чудесные устройства, которыми мы постоянно пользуемся и сегодня.

В школе он недоучился. Там его считали непутевым тупицей. Так что в 13 лет он пошел работать. Сначала рассыльным в книжном магазине, а потом учеником переплетчика. В магазине было много научных книг по физике, по химии, вот Майкл и пристрастился к их чтению. И не просто читал, а сразу же начал по ним делать опыты.

Еще он ходил на публичные лекции. В том числе к известному естествоиспытателю, первооткрывателю многих химических элементов Хэмфри Дэви. Он подробно конспектировал эти лекции. А потом переплел их в три тетради и послал автору. По словам самого Фарадея, это был “смелый и наивный шаг”. Который произвел впечатление на Дэви. Тот взял Майкла себе в ассистенты. Фарадей следил за приборами, убирался в лаборатории. А по вечерам Дэви разрешал ему ставить самостоятельные эксперименты.

Так, в свободное от работы время, Майкл создал первый в мире электрический мотор. Это открытие было сенсацией, и Фарадей вдруг стал лондонской знаменитостью. Но Хэмфри Дэви начал тайно завидовать своему слишком успешному помощнику. И придумал для него провальное задание. Создать идеальную линзу для оптических приборов, покруче, чем у признанных баварских мастеров.

Фарадей был гениальным экспериментатором и ученым. Но он ничего не смыслил в производстве стекла. Дотошная работа ремесленника была призвана похоронить его гений. Он работал четыре года. Безуспешно. И был вынужден признать своё поражение. А в память о неудаче сохранил стеклянный брусок. Плод своих тщетных усилий.  

неудача это шанс

Публичная лекция Фарадея

Этот брусок появится в нашей истории позже. А пока Майкл вернулся к своим экспериментам по физике. Изобрел электрический генератор и трансформатор. До него электричество использовали только в иллюзионистских шоу, а он придумал, как его приручить. С его легкой руки мир закрутился в вихре индукции и крутится в ней до сих пор.

Ну, а Фарадей, несмотря на свою известность, продолжал жить тихо и скромно и делать свои эксперименты. Он отклонил предложение возвести его, как Ньютона и Дэви, в рыцари.  Дважды отказался стать президентом Королевского общества. А когда во время Крымской войны правительство Великобритании сделало ему предложение разработать химическое оружие против русской армии, с возмущением отверг его.

А потом что-то стало происходить с его мозгом. Он стал жаловаться, что многое забывает. Начал испытывать неуверенность в себе. Его охватила паника, что он теряет рассудок. Он уже не мог делать то, что так умел и любил — строить гипотезы, ставить эксперименты… Его охватила мрачная депрессия.

Скорее всего, так проявилось хроническое отравление ртутью, которую ученый часто использовал в своих опытах. Но тогда о токсическом действии ртути ничего не знали. И для Фарадея его болезнь была совершенно не понятна и означала потерю главного смысла его жизни.  

Казалось, всё кончено. Но в этом состоянии помрачения ему стали грезиться… силовые линии между магнитами и вокруг них. Да, они были невидимы, но Фарадея не оставляло странное неясное чувство, что они существуют на самом деле.

Он верил в единство природы. Он уже доказал (создав генератор), что электричество и магнетизм связаны между собой. А теперь к нему пришло наитие, что эти силы как-то связаны с светом.

Чтобы доказать это, ему нужно было подтвердить гипотезу, что магнитное поле способно воздействовать на свет. И он начал эксперимент за экспериментом. Он пропускал лучи света сквозь сотни прозрачных жидкостей, тел и даже газов, но безрезультатно. Магнитное поле, воздействующее на все эти вещества, не влияло на направление света. И тогда в отчаянии он решил использовать то самое стекло. Помните, которое осталось пылиться на полке как знак четырехлетней неудачи.

неудача это шанс

Невидимые нити вокруг нас

Это по-дурацки странно, конечно, как всё чудесное. Но тот старый злополучный осколок его поражения оказался в его опыте искомым недостающим элементом. С помощью того нелепого слитка Фарадей  получил подтверждение, что магнит способен воздействовать на свет. Фактически он экспериментально доказал существование электромагнитного поля. А еще убедил весь мир, что его грезы о невидимых нитях, связывающих весь мир — не иллюзия.  Мир, правда, един. Пространство вокруг нас пронизывают незримые силовые линии. Они были всегда. Но Фарадей стал первым, кто их заметил. И в этом, как ни странно, ему помогла его болезнь.

Для меня эта история о том, как наши слабости могут выручить нас. Наивный риск может привести к удаче. Черная меланхолия и ртутный эретизм  — к подлинному предвидению. А четыре года, пущенные на бессмысленные усилия — к загадочному открытию.

Мы не любим наши недостатки и неудачи. Это больно. Это опустошает. И мы не догадываемся, чем они могут для нас обернуться. Не подозреваем, какими незримыми нитями они связаны со счастливыми моментами нашей жизни.

неудача это шанс Высший пилотаж — относиться к тому, что происходит в твоей жизни, без всяких оценок. Нам, как крошке сыну, что к отцу пришел, очень хочется разложить всё по ящичкам добра и зла. Получить свою пятерку. И исправить двойку.

Как сказал однажды Курт Воннегут, если я, боже упаси, вдруг умру, я бы хотел попасть на небо, чтобы спросить кого-нибудь из тамошнего начальства: «Слушай, друг, что все-таки было для нас хорошо, а что плохо, а?»

Воннегут умер десять лет назад. К сожалению, мы пока не знаем, чем закончились его переговоры с тамошним начальством. И закончились ли. Видимо, для этого тоже нужно попасть на небо. Или есть альтернативный вариант — вызвать его дух сюда, чтобы узнать подробности.

Разговоры с духами снова возвращают меня к Майклу Фарадею. Им было посвящено последнее его научное исследование: в 1853 году со всей своей научной щепетильностью он изучил модное в те годы “столоверчение”. В те времена люди развлекались тем, что вызывали духи умерших. Они вставали вокруг стола, клали на него руки, и стол вдруг начинал двигаться сам по себе.  Считалось, что это является дух, который таким образом отвечает участникам на их вопросы.

Так вот, на основе скрупулезного исследования Майкл сделал вывод, что стол движется не духами мертвых, а бессознательными движениями пальцев живых. “Этот результат вызвал лавину возмущённых писем оккультистов, но Фарадей ответил, что примет претензии только от самих духов”, сообщает Википедия.

неудача это шанс Кстати, ученые поначалу не поверили открытиям Фарадея о силах, пронизывающих весь мир и связывающих всё вокруг. Некоторые смеялись над ним. Им казалось, что он грезил. Невидимые линии, что за бред. А у Фарадея  с его болезнью не хватило сил, да и формальных академических знаний, чтобы математически обосновать свои эксперименты.

Это обоснование сделал Джеймс Клерк Максвелл.  Он доказал, что поля Фарадея реальны и дал им четкое математическое описание.

Интересно, что незадолго до смерти Максвелл сказал, что все его открытия сделал не он, а “что-то у него внутри”.

“Что-то внутри” — это, кстати, как раз про фокусирование Джина Джендлина.

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Похожее:

Черная полоса для белой психики

Быть неуверенным — это здорово

Как научиться тому, что никак не получается 

Дорожные правила на пути к цели 

 

Один комментарий на “оставить поражению шанс

  1. Жаль что в школе, не преподают физику и математику через рассказывание историй, так все гораздо понятнее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *