Тайны Пространства №20

клиент-центрированная терапия

Amanda Cass

Знаете, что помогает прорваться?

Измениться? Исцелиться? Совершить акт творческого перерождения?

Особое пространство. В котором чувствуешь свободу просто быть. Начинаешь верить в себя. В котором хочется экспериментировать. Да просто чего-то по-настоящему, искреннее  хочется. И в котором ещё и делается. Как-то само даже. И начинаешь жить на высоте своего желания.

Нужно специальное место, где можно расправить крылья и не бояться, что можно что-нибудь порушить их непривычным размахом.

Сейчас я расскажу, что это за пространство. На примере одного нелепого приземистого здания из шлакобетона и фанеры, спроектированного за один день. Наспех построенное, похожее на сарай, оно вдруг оказалось местом волшебных открытий. Корпус 20.

Building 20 был построен на территории знаменитого Массачусетского технологического института во время Второй мировой войны. Оно было несуразное. Крыша течет, зимой холодно, летом жарко,  полутемные коридоры.  Его планировали снести сразу после войны. Но оно простояло аж до 1998 года. И самое интересное, что происходило в Массачусетском институте, пожалуй, случилось именно здесь, в этом похожем на барак, корпусе.

Только во время войны из его лабораторий вышли девять нобелевских лауреатов. А затем здесь были созданы первые интернет-сети и изобретена электронная почта, здесь появились первые хакеры (это было в 1950е, и хакеры тогда управляли моделями железных дорог, используя компоненты телефонной станции). Здесь написали первую аркадную видеоигру Spacewar. Была создана одна из первых звукоизолирующих камер. Музыкант-новатор Джон Кейдж написал здесь свою знаменитую музыкальную пьесу 4′33″ .  А Наом Хомски создал свою революционную теории лингвистики.

клиент-центрированная психотерапия

«Капсула времени» 20-го корпуса, которую нужно вскрыть в 2053-м году

Секрет в том, что здание было уродливым и неудобным. И поэтому  его обитатели могли делать с ним все, что хотели. Когда Джеральд Захариас создавал атомные часы, ему не хватало места, и он снес два этажа в своей лаборатории. А декан факультета лингвистики Моррис Холли снес все перегородки, создав одно большое помещение, где смог практиковать со студентами метод Сократа, положив начало новой оригинальной школе.

Здесь не нужно было ни с кем вышестоящим согласовывать свои желания. Чтобы протянуть провод из одной комнаты в другую, достаточно было взять электродрель, вместо того чтобы звонить в хозяйственный отдел и вызывать электрика.

А еще здесь царила совершенно хаотичная нумерация помещений. Так что даже бывалые обитатели могли вдруг потеряться. Путь в лабораторию льда пролегал через офисы военных, а дорога в клуб железнодорожного моделирования через компьютерную лабораторию. Здание было горизонтальным,  и люди, шастая по коридору, вольно или невольно встречались друг с другом. Знакомились, удивлялись, начинали сотрудничать. И эти немыслимые хаотичные встречи приводили к удивительным новаторским прорывам.

Здесь обитал даже один бездомный ботаник, который вроде бы даже ничего и не открыл. Но тоже стал местной легендной. Своеобразный человек-призрак Корпуса 20.

…Когда здание все-таки снесли, руководство института организовало по нему поминки. Еще бы. На его месте поставили здание, сконструированное с помощью компьютера всемирно известным архитектором. Оно было построено в хаотичной манере и символизировало творческую свободу и смелость. Но подлинная творческая атмосфера из нового корпуса, построенного за 300 миллионов долларов, исчезла. «Я об этом не просил», — прокомментировал изыски нового шедевра известный программист Джеральд Сассмен.

клиент-центрированная психотерапия

Терапия — это возможность быть разным

Для меня психотерапия — это и есть Пространство №20. Вернее, та психотерапевтическая система, которую придумал Карл Роджерс. Он, скорее всего, никогда не бывал в Массачусетском технологическом, не его стезя. Но в те же годы, когда там продвигались безумные идеи, он сформулировал свою теорию. Теперь она называется клиент-центрированной терапией, человек-ориентированным подходом. Ее суть в том, что не нужно воздвигать вокруг человека современные модернисткие теории и их интерпретации. Нужно просто дать ему возможность реализовывать свои внутренние потребности.  А для этого создать атмосферу искренности, принятия и доброжелательности.

«Терапия — это создание пространства», — говорил другой известный психотерапевт и соратник Роджерса Юджин Джендлин. И самое удивительное происходит, когда  пространство психологического кабинета становится похожим на Корпус 20. То есть когда человек получает возможность быть самым разным —  пусть даже уродливым и несуразным, зная, что  таким тебя искренне  примут и постараются понять. Пусть умным и немного сумасшедшим. Пусть хаотичным и непредсказуемым. (Список бесконечен) Когда в твоей личности никто не видит строго устоявшуюся структуру, поскольку личность — это не структура, а живой процесс. И тогда  можно ломать стены, пробивать потолки сквозь несколько этажей.

Когда есть место твоему внутреннему хаосу, в тебе самом возникают безграничные возможности конфигурации — и ты понимаешь, что начинаешь гармонично (что может быть неожиданно) следовать своим внутренним процессам.

И да, что еще важно — это пространство, где есть место и бездомным ботаникам тоже. Таким странным, непризнанным  внутренним частям твоего Я. Пусть испуганным, потерянным, недовольным, обиженным. Неприкаянным бродягам внутри, фрикам, которые пока не ясно зачем и почему здесь. Но зачем-то здесь. И без них твоя внутренняя история будет неполной —  пока и они не станут твоей «местной легендой».

Иными словами, пространство терапии по Роджерсу  — это такое место, где ты начинаешь развиваться именно благодаря своим недостаткам.

клиент-центрированная терапия

«Круглое» собрание в Ботсване — кголта

Ну, и конечно, в этом пространстве важна горизонтальная структура отношений. Антропологи называют ее еще круглой. Когда каждое мнение одинаково поддерживается и выслушивается. Что бы это ни было — танец, песня, история, мечта. И нет иерархии.

Иерархия в терапии — это когда специалист лучше знает, как ты устроен и куда лучше тебе развиваться. Круглые отношения — это как у Роджерса, когда специалист просто не может этого знать по умолчанию. Потому что каждый человек особенный. И его путь уникален. Его способ исцеления — это его собственный процесс, текущий из глубины души, подобно реке, несущей себя из своего источника.

Психотерапевт не знает, где возводить окна и стены, ему важно, чтобы это сделали сами обитатели. Он подозревает, что в хаотичности прячется творчество. В неказистости — стремление к свободе. А в несуразности — возможность быть разным.

Иерархия — это современное многоэтажное здание, где люди встречаются разве только в лифте, лобби да туалете и стараются не смотреть друг на друга. Круглое сообщество — когда бродишь себе и вдруг встречаешься глазами с кем-то. И неожиданно пролетает искра, подлинность, возникает встреча. Та самая, о которой порой пишут с большой буквы. Потому что тут никто никому не должен и ничего друг от друга не ожидает. Зато есть  интерес. И желание понять друг друга, а заодно — и себя.

Хороший пример круглых отношений  —  психотерапевтическая группа.

(Сейчас мы набираем в Нижнем Новгороде психотерапевтическую группу в клиент-ориентированном подходе. Звоните, записывайтесь, если интересно). 

Ну, и конечно, каждый сам для себя может принять решение, где он обитает. Может ли в его несуразности прятаться сила. Где стоит сделать дверь. Какое прорубить окно. И не пора ли расправлять уже крылья.

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Впрочем, не все тут так просто. И есть еще один секрет, конфуз, о котором среди психологов говорить как-то не особо принято. Подробнее об этом — здесь.

Спасибо Тиму Харфорду и его книге «Хаос» за его рассказ о Корпусе 20.

Похожее:

Загадочная мантра феноменологической психологии

Как сказать, чтобы услышали?

Признать все свои нелепости 

Волшебство соприкосновения 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *