Всего живого ненарушаемая связь

В краю непуганых переживаний

Это продолжение. Начало 1, 2, 3

Фокусирование
Мы не привыкли обращать внимание на что-то тихое и неясное. Вся наша культура призывает слушать тех, кто кричит громче. И кричать громче, чтобы тебя услышали.
Также и с переживаниями. Мы привыкли слышать те из них, которые кричат, пытаются захватить нас, не оставляют в покое.
Открытие Джендлина в том, что развитие происходит из тихого места.

Новые пространства души можно открыть, ступая по неведомым дорожкам, а не по автобанам с их шумом, скоростями и навигатором. По ним мы будем лишь пролетать мимо чего-то ценного.
Путь в новое лежит через непривычное. И поэтому смутное, пока лишь брезжащее. Оно робко беспокоит нас где-то на горизонте сознания. И навигатор об этих путях пока не в курсе.
Это странно — обращаться к тому, что неясно и тихо. Это не хочется, вызывает дискомфорт. Но именно смутное ощущение и способно открыть новый смысл того, что происходит. Именно в нем и скрыта та цельность, которая составляет суть происходящего с вами сейчас.
Об этой цельности точно сказано у Мандельштама в стихотворении Silentium, “Молчание”:
Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.
Когда удается удержать внутри это неясное ощущение целиком, когда получается его услышать в его ненарушаемой связи, тогда и происходят изменения. И открывается новый шаг.
Фокусирование

Наверняка, у вас такое бывало — живете вы этот день, занимаетесь своими делами, но вас не оставляет какой-то привкус. Какое-то ускользающее ощущение. Словно вы что-то забыли, не учли сегодня, что-то остается не узнанным… Вам некогда, вы заняты своими делами, вы из-за чего-то нервничаете, вам не до смутных привкусов.
Но если вы останавливаетесь, даете этому чуть-чуть времени, обращаетесь внутрь, стараясь услышать смысл этого неясного дискомфорта внутри… Освобождаете пространство для этого… Ждете там, в животе, в груди, — ждете всего-то минуту, хотя она часто и кажется очень долгой — и что-то проясняется. Происходит ощутимый сдвиг. Вы понимаете, например, что забыли сделать что-то важное. Или что-то значимое почему-то выпало из вашего поля внимания. Вспоминаете чей-то взгляд. Чьи-то слова. Какую-то мысль. Наитие. Или встречаете внутри какое-то трудное чувство, но от того, что вы встретились с ним сейчас, становится легче. Будучи узнанным, оно меняется и благодарно отпускает внутри. Происходит какой-то маленький шаг, пусть небольшой, но сдвиг. Который ощущается прежде всего телесно. Пусть он мал, но он удивителен. Он воспринимается как маленькое открытие. Как выдох, после которого становится чуть свободнее внутри.
Может даже оказаться, что вы нашли совсем не то, что искали. Но есть ощущение: то, что вы нашли — это и правильно сейчас. Такой особой внутренней правильностью, которая отзывается в центре тела.


Если освоить такой способ отношения с самим собой, жизнь меняется. Но обычно мы не уделяем внимания этому смутному внутри. Оно расплывчато, неизвестно и поэтому кажется небезопасным. Ведь это вообще не понятно, что такое. А когда что-то непонятно — это неприятно. Хочется быстрее положить на полочку во внутреннем архиве. Не связываться, чур его.
Но как раз в этот-то дискомфорт и стоит вступить. И постоять на пороге. Как заходишь в незнакомый дом и прислушиваешься к его запаху, его шумам, ловишь его атмосферу.
Просто побыть в этой неясности и никуда пока не двигаться.
“Невозможность что-то описать хороший знак. Он может означать, что вы на краю чего-то важного и нового”, — говорит современный мастер фокусирования Эн Визер Корнелл.

Представьте, что вы решили погадать на кофейной гуще. Только эта гуща расползлась не по стенке вашей чашки, а чем-то неясным в вашем теле, но ее рисунок может рассказать кое-что сегодня о вас самих.
Дискомфорт имеет смысл, утверждал Джендлин. “Он сложный, он имеет в себе все, что относится к проблеме. Но не так, как вы можете сказать. Вы можете сказать о нем тысячи вещей, но у него есть только одно направление, один ближайший следующий шаг. И если на минутку можно обратить внимание на это (которая кажется длинной минутой, но идет очень быстро), оно откроется. И что-то произойдет”.
Тут как у Ницше, нужно соприкоснуться с собственным хаосом, чтобы “родить танцующую звезду”.
“Хоть минуту еще постою на краю”, — об этом пел и Высоцкий. И тогда появится возможность напоить коней. Допеть куплет, у которого пока нет слов, только предощущение. Но обязательно должно быть продолжение. Потому что внутри вас всегда есть большее, чем вы можете знать. И дверь в это большее открывается на краю осознавания. А край расположен, как ни странно, в самом центре нас самих, в теле, в середине, внутри. Фокусирование
“Сначала, когда кто-то посещает такой край, кажется, что вообще ничего не может произойти, — говорил Джендлин. — Это кажется бесперспективным, просто застрявшим местом”. Но затем возникает цельное ощущение того, что переживается сейчас, особый чувственный смысл происходящего. И наступает облегчение.
В английской традиции теперь это называется “мышлением на краю”. Thinking at the Edge. В немецкой — “там где пока нет слов”, wo noch Worte fehlen. Как назовем это мы? Хотелось бы, чтобы это была не калька с английского и немецкого, а что-то своё, прочувствованное, понятое из глубины.
«За пределами «правильно» и «неправильно»,
Есть поле. Я буду встречать тебя там.
Когда душа спускается на траву,
Мир слишком переполняется, чтобы разговаривать.
Идеи, язык и любая сказанная фраза
Больше не имеют никакого смысла.
(Руми)

(Если вы хотите этому научиться: в Нижнем Новгороде мы набираем сейчас группу по обучению этой практике фокусирования. Если вы хотите быть ближе к источнику своей внутренней мудрости, приглашаем — звоните, спрашивайте, записывайтесь). 

Продолжение следует

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Еще почитать:

Боль как индикатор исцеления

О пользе психологической капитуляции

Старинный рецепт просветления

Есть такое лекарство для души — молчание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *