я — ничтожество, или психология абсурда_

Обыкновенное чудо меня

с0Верить в себя – значит принять свою незначительность
Признать все свои нелепости. Всю свою чепуху.
Потому что мы состоим из чепухи в той же степени, как наш организм – из воды. Помните, старую пионерскую песенку: «Из чего же, из чего же?»
Из веснушек
И хлопушек,
Из линеек
И батареек
Сделаны наши мальчишки!
Из платочков
И клубочков,
Из загадок
И мармеладок
Сделаны наши девчонки!
Вот и мы сделаны – из чего-то подобного – каждый.
Это, конечно, очень нужная чепуха. Без нее жизнь была бы не мила. Но чепуха всё-таки. Из ее разряда многие наши страхи, ожидания, сомнения, планы, предубеждения. Хотя они и кажутся так важны сейчас, так важно пока за всё это держатся, за свою привычную идентичность. Но как много во всех эти заморочках абсурда!с
Само слово это — ЧЕ-ПУ-ХА в русском языке — удивительное. Вначале туповатое «Че?» Его особенно прикольно примерять на себя перед зеркалом. В конце бодрое «Ха!» А внутри всё заполнено пухом. Глупо, весело, тепло и мягко. Самое место, чтобы весело понежиться и погреться.
Первоначально «чепуха», кстати, произошла от слова «чеп» — то есть цеп, молотило. И в те давние времена означала «мелкие части чего-нибудь разбитого». (Цитирую «Историю слов» В.В.Виноградова.) «Льды от ветру в чепуху разбиваются», — писал еще Михайло Ломоносов. Вот и я — о том же. Рискнуть разбить в чепуху все свои льды. Устроить себе внутреннюю весну. Попробовать эту необычную психологическую практику – принять свою незначительность.
Если признать, принять это, если почувствовать всеми фибрами, становится легче. С плеч скатывается настоящая гора. Та, которой мы себя мнили. И дыхание начинает пахнуть мятой. Или талым снегом. У кого как.
«Ангелы летают, потому что они относятся к себе легко», — сказал Гилберт К. Честертон. Кажется, он знал толк в ангелах.
Только признав незначительность, обретаешь ту самую лёгкость быть собой, чувствовать, что на самом деле хочется, как лучше реализоваться и следовать этому.
Ганди сказал: то, что вы сделаете, обязательно будет незначительным. Но если вы этого не сделаете, этого не сделает никто.
Так что принять свою незначительность – это и признать свою уникальность. Тогда больше не нужны всякие довески в виде успеха, мнения других людей, чувства собственной полезности, стремления нравиться и пр. и пр. Всех довесков не перечислишь. Когда-то мы обрастали ими, чтобы быть весомее, чтобы закрепиться, чтоб не улететь сразу. Но когда возникает потребность в свободном легком дыхании, когда хочется, наконец, расправить крылья и почувствовать себя в полете, они превращаются в балласт.
Конечс2но, не так-то это просто. Быть собой гораздо сложнее, чем стремиться быть кем-то, — заметила Мэрион Вудман. Но иначе не преодолеть гравитации.
Как, признаться, что вообще-то я – это курьез?! Вот это всё моё Я – всего лишь курьез? Ну, да, почему бы нет. Что-то легкое, и уникальное одновременно. Неповторимое. Спонтанное. Странное…

Кстати, курьез – от латинского curare: заботиться, ухаживать. Принять все свои курьезы — это, прежде всего, о себе позаботиться. Поухаживать за собой. Это себя любить. Ведь любим мы кого-то не за что-нибудь, а просто так. Если появляется «за что-нибудь» — это уже сделка, а не любовь. А когда любишь всю свою чепуху, все эти старые билетики, крошки от печенья, забытые монетки в кармашках собственной души – это и есть то самое, настоящее.
Во французском у слова «курьез» есть еще однокоренное слово – curiex, любопытство. И не случайно. Принять, что я – это курьез — это еще и открыться своему внутреннему любопытству. Как залезть в бабушкин сундук и дивиться там разным своим реликивиям. Незначащим, казалось бы, безделушкам. Или отыскать свою детскую шкатулку. Помните, как в «Амели» тот человек в телефонной будкс3е?
Каждый из нас – это обыкновенное чудо. Помните, в фильме «Обыкновенное чудо» звучит Песенка Волшебника на слова Юлия Кима:
Нелепо, смешно, безрассудно,
Безумно, волшебно.
Ни толку, ни проку,
Не в лад, невпопад совершенно.
И лед не просто крошится. Он пылает. А легкий пух сбивает с ног.

Стивен Гиллиген в «Путешествии героя» рассказал притчу про старого раввина, который шел по городу в большом черном пальто, засунув руки глубоко в карманы. И вот кто-то его спрашивает: «Раввин, что у тебя в карманах?» Тот вынимает руки, а в каждой руке у него по бумажке. «О, это всего лишь малая часть того, чему я учусь, — отвечает раввин. — В этой записке, — он протягивает правую руку, — сказано, что я божественный, я — это все, я — это Вселенная».
с4«А в этой записке, — раввин показывает левую руку, — говорится, что я -всего лишь пылинка, настолько я мал; прах к праху».
«Зачем тебе обе записки?» — спрашивает человек.
«Ну, — отвечает тот. — Обе они истинны, однако, думаю, хитрость состоит в
том, чтобы знать, когда о какой из них надо вспомнить».
А суть этой хитрости в том, что одно невозможно без другого. И пока не ощутишь своей незначительности, не поймешь своей уникальности. И наоборот.


Светлана Гамзаева психолог Нижний Новгород #пряностидуши

На главную

В тему:

Секрет антигравитации

Ошибка — это молитва

Фу, какой конфуз:)

Заглядеться на звёзды

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *