Работа с внутренним ребенком

Маленькие разбойники из прошлого

IMG_127723687014693В современной психологии мода на детей. На внутренних. Разные направления и техники предлагают признать своего внутреннего ребенка. Встретиться с чем-то забытым внутри, нуждающимся в поддержке и дающем внутреннюю силу. Поговорить, узнать, принять и начать слушать его потребности.
Чудесное золотое дитя – это так соблазнительно. Его чистота, спонтанность и невинность придают нашей жизни силу и красоту. В романтическом отношении к внутреннему ребенку солидарны специалисты самых разных направлений. Объясняют они этот феномен каждый по-своему. Хотя в одном, они, пожалуй, сходны. «Внутренний ребенок» — это, прежде всего метафора, которая помогает открыть доступ к творческой, аутентичной, мудрой, радостной и нежной части себя.
Но… даже такой золотой малыш может превратиться в коварного оборотня.

zolotoyУвлекаясь «работой с внутренним ребенком», мы рискуем попасть в старую, как мир, ловушку. Идеализируя своё светлое солнечное дитя, забываем о его обратной стороне – о темном и вечно неудовлетворённом отпрыске. Подходя к своем внутреннему миру с помощью ясных рациональных схем, игнорируем спрятанное ирррациональное. Фокусируясь только на позитиве, бередим дремлющий внутри негатив.
И заодно включается известный парадокс: как только открываешь для себя какую-то эффективную технику (или когда нечто становится техникой), эта самая техника перестает работать.

Понять оборотную суть внутреннего ребенка поможет старая французская сказка «Волшебное полено».
Жили-были дед и баба и не было у них детей. «Зачем вам ребёночек, вы и так бедные, он вас съест», — говорили им соседи. Но они его очень хотели, своего малыша. Настолько, что однажды деду и обрубочек полена показался похожим на маленького ребенка. Принес он его жене. И стали они его нянчить. Но Полено было очень голодным. Оно постоянно, постоянно хотело есть. Съело бабу. Съело деда. А потом и их всезнающих соседей.
В общем, ходил этот ненасытный малыш по деревне да приговаривал:
Я — Обрубочек голодный —
Целый пудинг съел холодный,
Выпил крынку молока,
Ломтем хлеба закусил.
Но закончилась еда —
Папу с мамой проглотил.
И тебя я съем!
И глотал всех, кого встречал на пути. Такой Колобок наоборот. И крестьян, и их скотину и пр., и пр. Пока одна догадливая крестьянка на капустном поле не вонзила ему в живот свою мотыгу. И из его брюха вывалились все съеденные жители деревни со скотиной и инвентарем. В том числе и баба с дедом, его родители. «И не хотели они больше ребёночка», — заканчивается та сказка.

kinopoisk.ruПо этой сказке снят довольно известный чешский фильм «Полено». Его создатель Ян Шванкмайер, — не только кинорежиссёр, но и сценарист, художник, сценограф, скульптор, аниматор. В своем манифесте «Магия предметов» он призывает вернуть иррациональному его пространство, «адекватное место, которое оно занимает в психике человека».
Фильм этот страшен, странен, абсурден и смешон. И эмоционально точен. Дает почувствовать, как мы оказываемся захвачены своими темными иррациональными переживаниями. Как пасуем перед ними. Как тонем в их безысходности. И оказываемся съедены.

А у психотерапевта Стивена Волински на эту тему есть книга «Темная сторона внутреннего ребенка». «Как-то меня пригласили устроить презентацию перед группой около сорока психотерапевтов. Я спросил участников: «Исцелил ли кто-нибудь из вас своего внутреннего ребенка? Знаете ли вы кого-нибудь, кому это удалось?» Я не услышал ни одного ответа», — пишет Волински.
Суть в том, что раненый внутренний ребенок, на самом деле, не нуждается в исцелении. Он застрял в старом психологическом механизме защиты. Остался в прошлом и не намерен оттуда выбираться. Там его хлеб и его песня. Такой ребенок видит мир застывшим, он сопротивляется настоящему, он не воспринимает реальность такой, какой она предстает здесь и сейчас, потому что он не сейчас и не здесь. Он увяз в старой системе верований и стереотипов.

trydnii-rebenok_adТак что раненый ребенок – это не только нуждающийся в нашей поддержке малыш, но и чудовище, готовое нас сожрать. (Об этой дуальности механизма травматической защиты есть другая хорошая книга, «Внутренний мир травмы Дональда Калшеда.)
У такого малыша отсутствует чувство насыщения, как у акулы. И он готов бесконечно поглощать ту психическую энергию, которую вы готовы ему дать. Ему нужны ваши страхи, злость, обида, ненависть, неудовлетворенность собой… Еще и еще. И он никогда не будет сыт ими.
Причем каждое значимое глубинное травматическое переживание порождает свой защитный механизм. Каждая болезненная история формирует своего маленького недовольного отпрыска, утверждает Стивен Волински. И в нас живет не один радостный и нуждающийся в принятии малыш. А целый детский приют.
Чьи обитатели могут быть еще теми проказниками. Капризными шантажистами. Вечно голодными обжорами. Даже каннибалами. Они могут мешать нам сделать даже шаг. Канючить. Третировать нас. Ставить в неловкое положение. Пережевывать обиды. И плеваться ими. Подпитываться злостью. Тянуть вниз, назад. Они могут брать нас в заложники нашего собственного прошлого. Наших травматических переживаний. Страхов. И ненависти.

Но мы всего этого чаще просто не замечаем. Потому что когда в нас просыпается раненый внутренний ребенок, мы впадаем в транс. В нас включаются привычные защитные автоматизмы, которыми мы не управляем. Мы, и правда, оказываемся съедены этим малышом. Вместе со всей нашей реальностью – с телегой, с лошадью, соседями и пр, и пр.
И тут важно осознать, что происходит. Понять, что ты сейчас оказался охвачен всем этим. Воткнуть в брюхо этого механизма мотыгу, чтобы оттуда вывалилось всё, что оказалось поглощено. Наша затопленная детскими чувствами осознанность. Ощущение себя. Способность управлять собой. Возможность принимать решения и следовать им. Наше большое Я.

В общем, чудеса, конечно, случаются. Но уповать только на них – не лучший способ на пути к ним. Еще Блаженный Августин предписывал молиться так, будто всё зависит только от Бога, и работать так, будто всё зависит только от тебя.
Чтобы найти подлинные сокровища, приходится пройти через трудные приключения. Не верите – перечитайте Стивенсона. (См. о чем еще можно научится у Стивенсона)
Вот и встреча с внутренним ребенком – это не только волшебный праздник с разноцветными шариками, клубникой со сливками, душевными песнями, танцами и поцелуями. Это целая компания голодных сирот внутри.
И важно не одно упование на чудо внутри себя, но и кое-что еще, тоже важное. Внимательность к тому, что происходит. Осознанность. Честность по отношению к себе. И принятие. А еще умение распознавать внутренние трансы, когда маленький людоед начинает гипнотизировать вас. Способность отрывать его от груди, когда он принимается пожирать вас. Внутренняя возможность увидеть, что за потребности стоят за всем этим. Решимость удовлетворить эти потребности. В общем, это внимание, любовь и сострадание к себе. Внутренняя дисциплина и постоянная практика — тоже.

Так что золотой малыш внутри – нередко лишь иллюзия, сладкий домик бабы Яги. И если зайти в него неосмотрительно, рискуешь быть съеденной. Впрочем, всегда есть возможность показать вместо своего собственного пальца колдунье деревянный обрубочек. Всегда есть возможность спастись.
Для этого только нужно встрепенуться, выйти из транса. И взять ответственность за то, что происходит.

Светлана Гамзаева психолог Нижний Новгород #пряностидуши

На главную

В тему:

Оставить прошлое в покое

Больше всего мы боимся своей силы

Неприятности — это витамины

Паранойя наоборот

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *