лучше, чем зло

Ошибка Вельзевула

«Повелитель мух» был неоднократно экранизирован. Это кадр из версии 1990 года

Мухи — отдельно, или забытая история подлинного спасения

Люди — удивительные существа. В частности, они необычны тем, что думают о себе гораздо хуже, чем они есть на самом деле.

неясная граница

“Отпускать слова, пока они не стихнут”

читать Юджин Джендлин, «Паттерн послушания»

(оригинал http://previous.focusing.org/gendlin/docs/gol_2057.html)

«Прислушайся к себе» — расхожая сегодня фраза, которую мы говорим часто себе и другим. Но к чему именно стоит прислушиваться? Как распознать среди полифонии внутренних голосов тот самый? Как найти подлинный выход из беспокоящей ситуации?

Об этом и не только статья Юджина Джендлина “Паттерн послушания”. Одна из моих любимых у него — среди тех, что я нашла в открытом доступе. Она отвечает на многие и мои собственные вопросы, так что именно эту статью я и захотела перевести. 

легкость перемен

Почему психотерапия — это не больно 

легкость переменНаши психологические проблемы вызваны не тем, что мы пережили в своей жизни что-то тяжелое. Наши проблемы вызваны, наоборот, тем, что мы это что-то тяжелое не пережили. И носим тяжесть внутри себя. 

Даритель Жизни

Ваш чудесный внутренний объект

Мне ничего не нужно:
ведь нежность — это выздоровление.
Положил бы я тебе руки на колени,
как комнатна зверушка,

и спускался сверху
голосом как небо.

Ольга Седакова

Внутри каждого из нас есть священное тепло. Оно тихо ведет нас, пока мы живы. Оно горит в нас и освещает нам дорогу. Мы его обычно не чувствуем. Не помним о нем так, как будто никогда и не знали, что оно есть. Но оно заархивировано там, внутри.
У австралийских аборигенов есть легенда. (Я ее услышала от Макса Шупбаха). Если чьи-то родители не справились со своей ролью и почему-то оставили своего ребенка — реально ли, эмоционально ли, не это важно сейчас, умерли ли они, запили или потеряли себя (и его) иным способом. Но если какой-то ребенок оказался в этой жизни один, неприкаянный, то его подхватывает и отныне опекает дух, верили австралийцы.

как растить звезды

Желудящее чувство счастья

Мне так хочется объяснить тебе,
что все нормально, что это ничего страшного —

ну да, кажется, что мороз, злость и серость
теперь отвечают за твое сердце,

но это только кажется.
Только кажется.

Кит не спи

полюбить себя

Есть люди, которых в жизни никто по-настоящему не любил.
А есть те, кого пусть и любили вроде бы, но как-то неловко, непонятно. Так что в ответ хотелось прятаться.
А есть те, кого никогда толком не защищали. И они не испытали – как это, когда кто-то сильный заступается за тебя.
А есть те, кого никогда по-настоящему не поддерживали. Они жили в атмосфере критики, неприятия или отвержения.
И есть еще многие-многие из нас, у кого было и так, и эдак, и как-то не так.
И кажется, что все, кому не повезло, уже не обретут того важного опыта, когда тебя любят. Когда ты питаешься этой внешней энергией и легко растешь навстречу солнцу. Когда ты чувствуешь себя в безопасности и укореняешься все надежней. Или когда ты понимаешь, что с тобой всё в порядке, потому что есть люди, которые тобой просто любуются. Которые рады, что ты есть. И им нравится, кто ты. И даже как ты ковыряешь в носу. И тогда ты тоже понимаешь собственную ценность.
Кажется, что с тобой такого никогда не случится.
Но человек — это покруче, чем его прошлый опыт. Он полнее, шире, глубже, чем боль, страх, ненависть и отчаяние, которые ему приходилось пережить.

оставить поражению шанс

Невидимые нити событий

Положите неудачу на полку и дайте ей хорошенько настояться

неудача это шансТрудно представить, какими чудесами могут обернуться для нас наши неудачи. Надо только дать им шанс. Не выбрасывать их как мусор с глаз долой, а дать им свое место — оставить где-нибудь и забыть до поры. А вдруг пригодится.
Как, например, это случилось с физиком Майклом Фарадеем. Человеком, который в 19 веке перевернул человеческие представления о мире и создал разные чудесные устройства, которыми мы постоянно пользуемся и сегодня.

на краю опыта

Как расширять внутренние пространства

Первооткрывателям своего Я посвящается



Чтобы ступить туда, нужно двигаться даже не к осознаванию того, что чувствуешь и что происходит, а к краю опыта. Это как выйти на берег моря и подойти к самой кромке воды. Впереди — непредсказуемая стихия, которая может быть нежной и опасной. За спиной — знакомый привычный мир. То, что ты о нем (и себе) знаешь.

Всего живого ненарушаемая связь

В краю непуганых переживаний

Это продолжение. Начало 1, 2, 3

Фокусирование
Мы не привыкли обращать внимание на что-то тихое и неясное. Вся наша культура призывает слушать тех, кто кричит громче. И кричать громче, чтобы тебя услышали.
Также и с переживаниями. Мы привыкли слышать те из них, которые кричат, пытаются захватить нас, не оставляют в покое.
Открытие Джендлина в том, что развитие происходит из тихого места.

Гимн телу

Звездная пыль внутри

О загадках внутри живота

(Это продолжение. Начало здесь, а потом здесь.)

Люди от звёзд происходят,
Потому что вертикально ходят.
Звезды людей притягивают,
Земля сплющивает,
А звёзды растягивают.

Олег Григорьев

гимн телу
Когда Джендлин полвека назад впервые сказал, что тело, возможно, и есть бессознательное, это прозвучало революционно. Это и сейчас звучит из ряда вон. Потому что мы привыкли подходить к телу утилитарно и снисходительно. Тело — это то, что нужно держать в форме — тренировать, кормить, лечить, мыть, мазать, стричь и брить. В худшем случае это то, у чего берут анализы и делают катэ. Мы относимся к нему, как к чему-то функциональному.
На самом деле тело — это наш храм. То место, где мы отправляем таинства души. А не просто палка-палка-огуречик.
И это хорошая новость. Потому что она означает, что внутри нас есть место, куда всегда можно обратиться. Найти минуту тишины и сходить туда, как иногда приходим в лес, на берег реки или в церковь. И тогда что-то реально происходит. Что-то становится понятнее. И что-то меняется.

Переживание на грани

Хм-м-м, ведущее к переменам

фокусинг(Это продолжение. Начало здесь)

Есть у психологов и психотерапевтов тема, на которую говорить неприятно. Да и не принято, пожалуй, тоже.

Юджин Джендлин был первым, кто заговорил об этом вслух.