переживем и это

О чувствах, которые невозможно вынести

За каждым болезненным переживанием кроется наша насущная потребность

невносимость чувств

Герхард Глюк

Самые сильные чувства – те, которые мы себе не позволяем.
Это как у поэта Олега Григорьева:
«Хоть смеялся я тише всех,
Но от смеха под парту съехал.
Потому что беззвучный смех
Самый сильный из всех смехов».

Ведь любое чувство хочет воплотиться. Всё, что возникает в душе, стремится стать переживанием во плоти. Быть принятым и осознанным. Иначе не происходит чего-то важного, иначе что-то подлинное не живется. Тот момент, когда мы изгоняем его в себе, подавляем и отказываемся признать – это момент маленькой смерти.
Нет, оно не умирает там. Оно перебраживает, становится источником внутренней боли и неудовлетворенности, превращается в ядовитый комок проблемы. Заколдовывается во внутреннего демона.
А всего-то оно хочет – быть прожитым. Воплощенным.
«Человек, не перегоревший в аду собственных страстей, не может их победить. И они прячутся рядом, в соседнем доме, чего он даже не предполагает. А пламя в любой момент может перекинуться и сжечь дом, который он считает своим. То, от чего мы уходим, уклоняемся, якобы забывая, находится в опасной близости от нас. И в конечном счете оно вернется, но с удвоенной силой», — писал Карл Густав Юнг.

невыносимость чувствВокруг этих демонов кипит аура нашего недовольства. Они нам очень не нравятся, эти наши сложные чувства. Ну вот, опять! Ну сколько можно злиться, (завидовать, сожалеть, бояться).
Не принимая их, не желая их видеть и навязчиво стремясь их изгнать любой ценой, мы только подпитываем их своей энергией. Они-то ведь стремятся во что бы то ни стало быть принятыми.
И начинается внутренняя борьба порой ни на жизнь, а на смерть, кто кого. «Уничтожая своё чувство, свой симптом мы уничтожаем самих себя», — говорит буддистский монах Тит Нат Хань.
Наши демоны – это переживания, с которыми мы когда-то не смогли справиться. Не справились – значит, тогда это было невозможно. Скорее всего, мы были беззащитными и маленькими (или может быть, ощущали себя такими).
«Глубокие чувства, похороненные нами в себе, — это чувства, принадлежащие тому ребенку, которым мы когда-то были, — писал Александр Лоуэн. — Ребенку, пребывавшему невинным и свободным, ребенку, знавшему радость до той поры, пока его дух не был сломлен. Этот ребенок продолжает жить в наших сердцах, но мы потеряли с ним контакт».

Так что демоны, правда, существуют – это кусочки нашего непрожитого Я. Они, действительно, превращаются в эдакие темные сущности. И тогда может казаться, что гнев готов взорваться там внутри, грусть затопить, стыд убить.
Но чем настойчивее прячешься от страха, тем страшнее становится. А когда систематически вытесняешь грусть, погружаешься в депрессию. Или если не признаешь зависть, оказываешься блокированным в своих нереализованных желаниях. «Чувства, которые не смогли воплотиться, не забываются никогда…» — писал Тонино Гуэрра.
Они не забываются и превращаются в прошлое, которое, кажется, невозможно избыть. Вот и тащишь с собой всякую дьявольскую всячину, которую давно пора было оставить.
Но чтобы что-то оставить, с этим нужно напоследок встретиться. Но как же страшно и непонятно это встретиться. И мы предпочитаем терпеть, пока хватает сил.
Сейчас в сетях гуляет гениальная фраза: терпение страшная сила, когда оно взорвётся.
Чем сильнее терпишь, тем страшнее этому открыться. Кажется, что мало не покажется. Но это всего лишь кажется. На самом деле, даже демоны не так страшны, если посмотреть на них по-человечески. Как говорит Роберт Дилтс «И демон в конечном счете, – это просто энергия, которая ни хороша, ни плоха. Это всего лишь энергия, феномен».
«Каждую грубую и грязную эмоцию можно понимать как появление света, который кипит и клокочет энергией», — советует Кларисса Пинкола Эстес.
На самом деле, там, в глубине, все чувства невинны. Страх оберегает гнев. Гнев оберегает отчаяние. Отчаяние – хоронит боль непрожитой травмы.

А когда мы не признаем свои чувства, мы попадаем к ним в зависимость, вместо того чтобы прожить и отпустить. Мы выбираем стагнацию вместо развития.
Зачем мы это делаем? Потому что хотим быть «хорошими». Потому что с детства нам говорили, что злиться плохо, слезы нас делают некрасивыми и хватит вообще капризничать, а громко кричать неприлично и стыдно громко смеяться на людях. Особенно нехорошо открыто страдать. «Сегодняшним обледенелым душам предлагается страдать бесстрастно — тихо и вежливо», — написала в своей проникновенной книге психотерапевт Жинетт Парис.
Отказываться от своих чувств – социально одобряемая практика. И кажется, что те, кто умеет не чувствовать – сильные люди. Они, и правда, сильные. Только это саморазрушительная сила.

невыносимость чувствТак как же тогда справляться со своими трудными переживаниями, если не пытаться затолкнуть их коленкой подальше в живот или не включать внутреннюю заморозку в режиме super?
Принято считать, что открыться чувству – это его выплеснуть. На самом деле, выплеснуть – значит точно также не иметь с ним дела. Выплеснуть злость – значит наорать на кого-то, но так и не осознать, не прочувствовать, что с тобой происходит. Не открыть подлинный сокровенный смысл этого своего бешенства. Выплеснуть печаль – это реветь, не сдерживая слез, но получить в результате опустошение в груди, боль в голове и страшное отекшее лицо.
А кто-то думает, что открыться чувству – это как нырнуть в океан. Дать ему себя поглотить. Так что уже непонятно, где ты там потерялся – кругом одно твоё переживание.
Есть люди, которые считают, что живут чувствами, но при этом толком не живут. Они погружаются в свои сильные состояния, теряют себя в них, их колбасит там, потом они выныривают и, может быть, даже чувствуют что-то вроде катарсиса. Всё это может приносить временное удовлетворение. Но сам процесс похож на наркотическую зависимость. Ты ныряешь вновь и вновь. И периоды очистительного купания чередуются с тяжелой ломкой. Но ничего большего в жизни не происходит. Эти люди так никуда и не двигаются, так ничего и не могу в своей жизни решить, продолжают вязнуть в своих проблемах. И купание в собственных чувствах заменяет им подлинную жизнь.

Человек – всегда больше, чем любое его переживание, даже самое сложное.
Важно быть заботливым хозяином для них, давая им время, создавая для них пространство внутри.
Прежде всего, важно осознать то, что я сейчас переживаю. Иногда назовешь свою чувство («О, как я зол!»), а оно уже откликнется внутри благодарностью. И отпускает, и что-то начинает меняться. Порой чувству просто важно быть узнанным.
И, конечно, ему нужно быть принятым. Поэтому, узнав своё чувство, важно сказать ему «привет». Может быть, поймать в себе любопытство: «Зачем ты здесь?». Может быть, удивление. Или что-то еще, дружественное.
Наверняка возникнет и недовольство  всем этим. (Черт, я не хочу сейчас злиться!) И важно не идти у него на поводу. А, например, попросить недовольство отойти в сторону и не мешать. Или положить его на время в карман, пусть пока полежит там.
Бессмысленно винить себя за собственные переживания. Они просто приходят. Как внутреннее погодное явление. Невозможно, чтобы солнце светило всегда. Бывает и дождь, и пронзительный северо-западный ветер.
И у каждого переживания есть своя веская причина.
Мы не отвечаем за то, что мы переживаем. Но мы отвечаем за то, КАК мы переживаем. Что мы делаем со своими трудными эмоциями. Готовы ли мы встретиться с ними сейчас. И как мы с ними встречаемся.

И еще одно важно: все наши переживания стремятся во-плотиться, от слова «плоть». «Не в сильных эмоциях, а в телесных ощущениях находится ключ к исцелению», — предупреждал автор собственной методики избавления от травмы Питер Левин. Важно, как всё это переживается именно в теле, внутри, во плоти. Где там (в груди? в живот?) живет сейчас моя ненависть или ревность. Могу ли я дать ей внутри себя это пространство? Не позволить распространяться, а заботливо удержать внутри. Найти для своих чувств подходящую телесную емкость. И просто наблюдать, что там дальше происходит.
Ведь смысл переживания — не в эмоциях, которые в нем варятся, а в том, что за всеми ними кроется. Пусть оно пока и не видимо.
Переживание — это река, по которой можно добраться до какой-то важной и может быть, пока неизведанной территории своей души.

невыносимость чувствЗа каждым переживанием кроется какая-то наша важная потребность.
Поэтому так важно открывать потайные дверки даже самых невыносимых чувств. Чтобы наши внутренние демоны обрели, наконец,  успокоение. И может быть даже, как в сказках, превращались в наших помощников.
Иногда это, правда, похоже на волшебство. Много лет нечто не давало покоя, и вдруг однажды, будучи узнанным и воплощённым, оно меняется, отпускает и открывает новые тропинки в душе.
Мы храним свою боль внутри, год за годом, — писал Юджин Джендлин, автор практики фокусирования для работы с телесными переживаниями. — Тогда как достаточно всего нескольких минут, чтобы обратиться внутрь, встретиться со своим переживанием в теле, чтобы произошел процесс внутренних изменений. И если в тебе сейчас есть что-то, что кажется плохим и больным, говорит Джендлин, позволь ему дышать. Ведь только так можно это в себе изменить.

Светлана Гамзаева, психолог, Нижний Новгород, #пряностидуши

Похожее:

Ода гневу

Великая срамота

Печка как источник силы

Чувствительные люди меняют мир

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *